У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается






Улица Дю Кокдор
«Отель де Труа Муано»
(«Трех воробьев»)
Сны – маленькие кусочки смерти. В них можно найти не только умиротворение и долгожданный мифический покой, но и леденящий ужас, заставляющий нервно метаться по постели, с силой сжимая пальцы в кулаки, скрежетать зубами, подвергаясь мучениям внутренних демонов. Сны наделены огромной властью. Не задумываясь, можно окунуться в прошлое, предвидеть будущее, находить выход из ситуации или запутаться еще больше. Сны – это воплощение нашего страха, сокровенного и томного ужаса, полощущегося в закоулках «Я»; воплощение великого счастья, нежно оберегаемого и ожидаемого с волнующим трепетом внутри. Легкий полустон смешался с звуками неспящего "Отеля де Труа Муано": безвозвратно утопал в бормотании подвыпивших соседей за тонкой стеной-перегородкой­, терялся в шорохе беспокойных крыс, искавших в отчаянии пропитание для себя.
Игровое время: ВЕСНА
Время суток: Рассвет. Юное утро.

Просыпайтесь, дорогие и полнокровные. Пробуждайтесь, ленные или работящие. Пусть сном окутаны замки и отели, богатые дома, вы же, простой люд, просыпайтесь. Жизнь - вот её свободный миг, в встрече с солнцем. Просыпайтесь.
Время: от 4.00 до 9.00.

RPG: Lost paradise

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RPG: Lost paradise » Достоверные факты о Париже и Европе 19 века » Ювелирное искусство


Ювелирное искусство

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

В период Французской революции ювелирные изделия производились в крайне малых количествах, были не слишком искусными и не отличались высоким качеством. Революционные идеалы подвигали ювелиров разве что на создание колец, браслетов и брошей из плохого металла с профилями героев-революционеров, с фригийскими колпаками и гильотинами.С установлением во Франции Директории положение стало поправляться; вновь появился спрос на предметы роскоши, и оживилась ювелирная торговля. В моду вошли древнегреческие мотивы; женщины носили платья с высокой талией из тончайших тканей, без всяких орнаментов, чтобы все внимание было сосредоточено на фигуре, и даже надевали их влажными, чтобы подчеркнуть свои формы . Для таких туник, позаимствованных у древних гречанок и римлянок, лучше всего подходили желтые, белые, лиловые и фисташковые тона.
Идеальное украшение, подходящее к такому наряду, должно было быть неброским: плоским и геометрическим.
Запястья и предплечья украшались браслетами в форме простых золотых полос. Популярны были длинные плоские цепочки, украшенные стилизованными сердечками или греческими узорами, их носили на шее, через плечо, перекрещенными на груди. Кольца надевали на каждый палец.
В моде были высокие прически, когда все волосы собираются на затылке, с названиями из классической эпохи «а-ля Тит», «а-ля Грек» и «а-ля Церера», а также длинные серьги-подвески из двух-трех плоских звеньев геометрической формы с ромбами, щитами и листьями аканта. Эти крупные, но легкие звенья из тонких золотых листов называются «пуассардами».
К 1800-м вернулась мода на ювелирные изделия, и ювелиры вновь стали удовлетворять вкусы новой аристократии, не считавшей украшения безвкусицей или покушением на республиканские идеалы.
Приход к власти Наполеона изменил не только политическую и социальную ситуацию, он оказал влияние и на мир моды, в том числе на ювелирные изделия. Интерес Наполеона к ювелирным изделиям хорошо известен, а простые и непритязательные украшения того времени отнюдь не соответствовали его представлениям о могуществе и роскоши. Известна также и любовь Жозефины Богарне к нарядам и украшениям, так что она стала законодательницей новой моды.
К1803 году Наполеону удалось вернуть большинство монарших драгоценностей, и во время его визита в Бельгию в качестве первого консула впервые со времен Французской революции Жозефина появилась на публике в этих украшениях. К моменту коронации Наполеона они были переделаны ювелирами Фонсье и Нито в соответствии со вкусами Жозефины; драгоценности Бурбонов превратились в лавровые венки, гребни, украшения для волос и браслеты.
На дворцовые приемы и мероприятия государственного уровня принято было надевать роскошные парюры - комплекты украшений. В духе наполеоновского классицизма для них использовали рубины, изумруды, сапфиры, жемчуга и бриллианты, самыми распространенными мотивами были греческие узоры, листья аканта, пальметты, спирали, лавровые листья, дуги и орлы. Несмотря на качественную работу и использование лучших драгоценных камней, эти украшения оставались двухмерными и не самыми оригинальными по дизайну.
В период наполеоновского классицизма возродился интерес к камеям. Мода на камеи и инталии началась вскоре после итальянской кампании 1796 года, когда камеи вернулись из Италии во Францию. Они были как древнеримского или древнегреческого происхождения, так и более позднего. Наполеон, очарованный их красотой и совершенством, заказал несколько и для себя. Именно тогда он основал школу гравировки по камню в Париже, славившуюся своими работами, иногда выполненными на драгоценных камнях, например изумрудах, а чаще на твердых и полудрагоценных: агате, сердолике, яшме и даже недорогих раковинах, доступных по цене не очень богатым людям.
Инталии и камеи начали вставлять в самые разные украшения: диадемы, ожерелья, браслеты, серьги; с простыми золотыми оправами, иногда в обрамлении мелкого жемчуга; надевали их обычно с «demitoilette».
Известными резчиками начала XIX века были: Бенедетто Пиструччи (1784-1855), Джузеппе Джирометти (1780-1851), работавший в Монетном дворе понтифика в Риме (ил. 37), Луиджи Пичлер (1773-1854), Николо Амастини (1780-1851), Никола Бернини (ок. 1770), Филиппо Рега (1761-1833) и Марчант (1755-1812) - англичанин, прошедший обучение в Риме.
Увеличение спроса на классические камеи привело к бурному росту индустрии подделок, а обработка «под старину» современных изделий стала чуть ли не самостоятельным «искусством». С помощью абразивных растворов легко достигался эффект обесцвечивания, а последний штрих заключался в том, что часть камня откалывали, закрывая щербинку золотом.
В отличие от изощренных подделок, дешевые имитации камей из стекла и фарфора было легко отличить по отсутствию следов резца и небольшим пузырькам воздуха внутри стекла. Многие стеклянные имитации отливали по настоящим камеям, поэтому на них была даже подпись. Дублеты, более сложный тип имитации, делали из матового белого стекла с рельефом, приклеенного к темному основанию, обычно к пластине из оникса или сердолика. Пристальное изучение линии склеивания, плоский однородный характер основания и отсутствие следов резца на рельефе помогут выявить такой дублет.
Наряду с камеями и инталиями в моду вошли ожерелья, звенья которых были выполнены в виде римской мозаики из полихромного матового стекла, заключенной в темно-синие или черные стеклянные рамки. Любимыми сюжетами для такой мозаики были виды древнеримских архитектурных сооружений, пейзажи, животные, а чаще птицы и деревенские праздники. Как и камеи, их соединяли между собой изящными цепочками, и, войдя в моду в 1820-е годы, они сохраняли популярность весь ХГХ век, разве что оправы им делали разные, в соответствии с требованиями моды.
Еще одним популярным, но необычным для ювелирного дела материалом начала XIX века была сталь, ограненная и отшлифованная как драгоценный камень, которой украшали недорогие изделия. Мода на нее, равно как и техника обработки, зародились в XVIII веке в Англии, а затем распространились по всей Европе, поскольку это была отличная замена дорогостоящим украшениям. Марказит, разновидность железного пирита, добывавшийся в Швейцарии, часто использовался для замены бриллиантов благодаря своему металлическому блеску. «Сентиментальные» украшения появились во Франции как реакция на торжественную строгость неоклассического стиля, и модники носили небольшие круглые фермуары, украшенные жемчугами или бриллиантами, с асимметрично встроенным отделением, где хранился локон возлюбленной. Популярны были также украшения из камней, заглавные буквы в названиях которых образовывали имена или тайные клятвы влюбленных.
Сентиментальные и траурные украшения были особенно распространены в Англии на протяжении XIX века, поскольку траурные ритуалы были там важной частью социальной и семейной жизни. Одно и то же украшение могло быть как траурным, так и сентиментальным: фермуар с прядью волос мог напоминать как об умершем родственнике, так и о пылком возлюбленном. В первом двадцатилетии XIX века траурные и сентиментальные украшения часто заказывались в форме кольца, в котором локон был закрыт сверху кабошоном из горного хрусталя. Бархотки на шее или на запястье украшали брошами-фермуарами с прядями волос, в жемчужных, гранатовых или гагатовых рамках. В глубоком трауре полагалось носить черные украшения - из гагата или «берлинского железа», реже - из жемчугa или бриллиантов.
В первые два десятилетия XIX века бриллианты пользовались огромным спросом, а представители английской земельной аристократии горели желанием приобретать драгоценные камни. В дизайне украшений господствовала французская традиция, в первую очередь потому, что лондонские ювелиры внимательно следили за модой, рождающейся во Франции, кроме того, большое количество ювелирных изделий в Англию привозили французские аристократы, вынужденные продавать свои сокровища, чтобы выжить.
На протяжении всего XIX века, за редким исключением, в украшениях из бриллиантов присутствовало и золото, и серебро; серебро - сверху, чтобы подчеркнуть белый цвет камня, золото - снизу, чтобы сделать украшение прочным и избежать окрашивания кожи или одежды.
Гребни
Гребни входили в состав многих парюр: их носили на макушке или на затылке, верхнюю прямоугольную часть гребней обычно украшали узоры в виде бантов, зигзагов или дут, инкрустированные жемчугом и драгоценными камнями.
Популярны были испанские гребни, с металлическими или черепаховыми зубцами, украшенные камнями или камеями в обрамлении золотых узоров. Другой распространенный вид гребня сверху украшался филигранью, в основании которой лежал ряд гладких или резных коралловых или янтарных бусин.
Тиары
Типичным ювелирным изделием наполеоновской эпохи является тиара с мотивами лавровых листьев, украшенная бриллиантами и рубиновыми «ягодками».
Широко распространены были тиары в виде лаврового венка, декорированные бриллиантами, а также тиары прочих изысканных форм, часто с подвесками из грушевидных жемчужин и камней, ограненных со всех сторон в форме той же груши, и тиары эллинистического дизайна, выступающие в центральной точке надо лбом и сужающиеся к краям.
Альтернативой тиары были бандо из кластеров драгоценных камней или из камей, которые носили надо лбом отдельно или с подходящим гребнем. Прически многих дам украшали бриллиантовые ривьеры
Парюры
Для парюр (полных комплектов украшений) и полупарюр (неполных комплектов) использовались как драгоценные, так и полудрагоценные камни: аквамарины, розовые и желтые топазы, аметисты, оливины, сердолики, гранаты, и даже полосчатые агаты, которые были многим по карману.
Парижские ювелиры вставляли камни в изящные кружева из драгоценных металлов, украшенные мотивами листьев и розеток. Мода эта быстро достигла Англии и других стран, где топазы и аметисты были очень популярны, и продолжалась до 1840-х годов.
Между 1805 и 1810 годами мода уже требовала носить как можно больше украшений одновременно, поэтому вне государственных и придворных мероприятий, куда надевались парюры, модницы щеголяли обилием золота: унизывали пальцы кольцами, обвивали шеи цепочками, которые носили также через плечо, в уши вдевали длинные висячие серьги, волосы украшали гребнями, а запястья - браслетами.
Серьги
Серьги были модны длинные, состоящие из одного, двух или трех плоских геометрических элементов, размещенных друг над другом, часто это были камеи. В этом же стиле выполнялись серьги-«пуассарды» с петельными застежками, проходящими по всей длине серьги.
Для важных событий приберегали серьги грушевидной формы, это могли быть как простые грушевидные жемчужины, так и подвески с бриллиантами грушевидной огранки
Ожерелья
Ожерелья представляли собой ряды камей, инталий, римских мозаик или драгоценных камней в легких золотых оправах, соединенных между собой цепочками, простого или сложного плетения, иногда украшенными мелким жемчугом.
Как уже говорилось, длинные золотые цепочки из мелких или крупных звеньев, иногда с камеями, которые носили на шее или через плечо, не выходили из моды на протяжении всего XIX века.
На торжественные мероприятия бриллиантовые ривьеры часто надевали парами. Для них использовались камни бриллиантовой огранки или огранки «роза», звенья, соединяющие их, были овальными или продолговатыми. Изготавливались также ожерелья из нескольких рядов бриллиантов разной длины.
Броши
Звезды, солнце и полумесяц - наиболее типичные формы для брошей конца XVIII века и первых двух десятилетий XIX века. Для бриллиантов использовали закрытые оправы, и все подобные изделия выглядели двухмерными, плоскими.
Броши в форме банта, характерные для XVIII века, также изготавливались и в первой четверти XIX века, их украшали не только бриллиантами, но и цветными камнями. Изначально такие броши просто пришивали к платьям.
Пластины из синей эмали в форме «маркиза» или «многоугольник», украшенные по центру декоративным бриллиантовым узором-урной, монограммой, букетом цветов, - часто превращались в броши с рамкой из бриллиантов огранки «роза» или «валик».
Возможно, в связи с наполеоновскими войнами в моду вошли броши, напоминающие о военных трофеях, также с бриллиантами огранки «роза» или «валик» и иногда с цветными камнями.
С конца XVIII века и на протяжении первых двух десятилетий XIX века оставались популярными броши в виде цветов и колосьев.
Для периода наполеоновского классицизма характерны были броши в форме лавровой ветви, но без натурализма, свойственного последующим десятилетиям.
Подвески
Основной формой подвесок в то время был крест, украшенный полудрагоценными камнями, обычно его носили на ожерелье с такими же камнями.
В Англии в моде были мальтийские кресты, как на подвесках, так и на брошах. Впервые такие кресты, украшенные бриллиантами, появились в начале XIX века, однако только в 1830-е и 1840-е их стали носить повсеместно. Этот же мотив возродился в поздний викторианский и эдвардианский периоды.
Памятные подвески спереди обычно украшала миниатюра, а сзади у них имелось отделение для пряди волос.
Браслеты
В первые годы XIX века браслеты изготавливались в форме полоски из золотых ячеек с филигранной застежкой. Предпочтение отдавалось браслетам, представлявшим собой ряд камней, камей, инталий или римских мозаик, соединенных тонкими изысканными золотыми цепочками, или состоявшим из нескольких рядов золотых цепочек разного плетения с одним камнем, камеей или инталией в центре либо на застежке.
Браслеты с бриллиантами или цветными драгоценными камнями, как правило, имели лаконичные геометрические формы. Браслеты носили по нескольку штук, и они необязательно были парными. Эта мода продлилась до 1860-х годов.
Кольца
В первые два десятилетия XIX века самыми модными были незамкнутые кольца из двух золотых полос, спаянных между собой, украшенные стилизованными листьями. Также популярны были кольца в форме цветка-кластера с крупным камнем в центре или с камнем в форме «маркиза». Небольшие камеи и римские мозаики просто вставлялись в золотую оправу-ободок правильной формы.
Часто встречались и кольца с пластинами из синей эмали, овальные или в форме эллипса, по центру украшенные декоративным мотивом из бриллиантов. И по форме, и по функциям кольца мало менялись на всем протяжении XIX века.
Пряжки
Пряжки носили на поясах и бантах, которыми подчеркивали завышенную линию талии, однако иногда их изготавливали просто в качестве сувениров, не предназначенных для практического использования.
Как правило, они были маленькие, круглой или овальной формы, часто украшенные камеями, жемчугом, топазами, аметистами или просто золотые.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Emilio Rarah (2009-12-04 00:22:16)

0

2

1820-1840 годы
1820 году мода на одежду и украшения претерпела значительные изменения. Линия талии опустилась, силуэт приобрел более реалистичные и естественные пропорции, и именно этот год ознаменовал собой конец эпохи наполеоновского классицизма. Господствовал натуралистический стиль. Листья и цветы, стилизованные в соответствии уже с требованиями неоклассицизма, теперь становились более правдоподобными. После 1830 года украшения изобиловали розами, ипомеями, фуксиями, васильками, колосьями и листьями.
После долгих лет войны в Европе драгоценные металлы и камни стали относительно редкими и очень дорогими. Во Франции бриллианты вставляли в широкие серебряные оправы-ободки, которые зрительно увеличивали камень, что позволяло использовать меньше бриллиантов в одном изделии.
Ювелиры стремились к тому, чтобы изделие производило максимальный эффект при минимальных затратах, поэтому волей-неволей обращались к полудрагоценным камням. Чаще всего это были аметисты, топазы, аквамарины, хризобериллы, как правило, бразильского происхождения, в обрамлении сложных узоров из золотой канители. Камни, обычно собранные в кластеры, зачастую вставлялись в закрытые оправы с подложкой из фольги, делающей их одинаковыми по цвету.
Золото зернили, вытягивали в нити, покрывали завитками, спиралями и прочими мотивами, дополняя их крошечными листьями, раковинами, штампованными из листового золота разных цветов.
Мода на филигрань во Франции и в Англии возникла одновременно и достигла пика своей популярности в 1830-х годах. Эту технику в Европе использовали на протяжении многих веков, и вполне возможно, что лондонские и парижские ювелиры черпали вдохновение в Португалии, с ее традицией «крестьянских» украшений из золотой и серебряной филиграни. Золотая филигрань широко использовалась также в Северной Африке и на Средиземноморье, и тот факт, что она вошла в моду, можно объяснить возрождением интереса к народным промыслам и относительной легкостью путешествий.
К 1840 году сложный и длительный процесс изготовления филиграни был вытеснен техникой чеканки, которая значительно упростилась после того, как в Англии во время индустриальной революции был изобретен механический пресс. С помощью чеканки создавались относительно недорогие изделия с полудрагоценными камнями.
В 1830-е годы началось широкое использование цветного золота, из которого создавались небольшие изделия с природными мотивами. Высокий процент меди в сплаве придавал ему красный оттенок, а серебро - зеленый. Небольшие броши, кольца и пряжки изобиловали причудливыми сочетаниями красного, желтого и зеленого золота, игрой матовых и блестящих поверхностей, чеканными узорами в форме цветов и листьев, резными деталями и украшались мелкими гранатами или бирюзой.
К 1840-м годам парижские ювелиры и их лондонские коллеги в огромных количествах производили украшения с узором «свиток кожи», чаще всего это были золотые оправы для камей из раковин. Эта же техника применялась для изготовления изделий в виде бантов: брошей и подвесок.
Во второй четверти ХIХ века возродился интерес к эмали, которую снова стали широко использовать в ювелирном деле. Женева быстро завоевала славу главного поставщика росписей по эмали. Небольшие медные пластины с изображением местных пейзажей или девушек в национальных костюмах, на оборотной стороне которых располагалась эмаль с названием соответствующего кантона, производились в большом количестве и вставлялись в браслеты с золотой филигранью и небольшими цветными камнями либо в изделия, штампованные из тонких золотых листов. Умелые мастера воспроизводили на эмали шедевры изобразительного искусства: неисчерпаемым источником вдохновения служила живопись Ренессанса, явное предпочтение отдавалось картине Рафаэля Мадонна на троне.
Тогда же в Европе пережила второе рождение техника выемчатой эмали, и производство изящных пряжек, ожерелий и браслетов с разноцветными узорами из листьев и цветов на темном фоне процветало.
В моде была также оконная эмаль на основании с узором из пересекающихся линий или концентрических кругов. Самым популярным цветом для таких эмалей был синий, за ним следовал ярко-зеленый; геометрические узоры на золотых основаниях принимали форму спиралей, лучей или окружностей.
К 1840 году браслеты и подвески принято было украшать готическими элементами или фантастическими фигурами; цепи и броши декорировались миниатюрными средневековыми скульптурками.
В Париже в конце 1830-х - начале 1840-х годов Фроман-Мерис создавал поистине уникальные украшения в стиле итальянского и французского Ренессанса, служившие образцом для других ювелиров на протяжении следующего десятилетия. Его любимыми материалами были матовое золото и окисленное серебро, кораллы и ляпис-лазурь; смешение архитектурных и изобразительных элементов в его изделиях произвело настоящую сенсацию.
В качестве «секретного кода» использовался язык цветов и растений, чаще всего на сентиментальных украшениях появлялись те, что обозначали любовь, дружбу и симпатию, например, плющ или незабудки.
В 1830-х годах в моду вошли сюжеты, остававшиеся популярными в течение еще двух десятилетий: сердце, крест и якорь (символы любви, веры и надежды), птицы, защищающие гнездо от нападения змеи или несущие в клюве сердце, оливковую ветвь или незабудки.
В начале 1820-х годов к мемориальным украшениям добавились кольца с черной эмалью в золотой рамке с чеканными растительными узорами. Десять лет спустя незабудки пополнили список мотивов, приемлемых для траурных украшений, - их либо вырезали на ониксовых пластинах, либо выкладывали из половинок жемчужин на основании из того же оникса или черной эмали. Отделения для пряди волос, расположенные в центре бриллиантовой или жемчужной подвески либо на обороте золотого фермуара, были характерным признаком памятных украшений.
Изделия из ограненной стали по-прежнему пользовались популярностью, между 1819 и 1830 годами и во Франции, и в Англии изготавливались полные комплекты украшений из крошечных, тщательно отполированных стальных шариков.
В 1819 году с подачи герцогини Ангулемской возродилась мода на кораллы. Парюра из кораллов в виде зерен, веточек или с резьбой должна была наличествовать у любой модницы на протяжении последующих трех десятилетий.
Вслед за новыми веяниями 1820-х, когда линия талии опустилась чуть ли не до бедер, парижские портные в 1829 году придумали новую деталь, значительно изменившую женский силуэт: рукава «жиго», раздутые до необычайных размеров и присобранные на запястьях, придавали верхней части тела выраженную треугольную форму. Голова стала центром внимания ювелиров, парикмахеров и модисток: прически превратились в замысловатые композиции из искусственных локонов, натуральных перьев и плюмажей с драгоценными камнями. Декольте вечерних нарядов были столь глубоки, что оставляли предостаточно места для ожерелий. Браслеты, часто парные, по-прежнему обильно украшали запястья и предплечья, манжеты.
Украшения для волос
Сложные прически начала 1830-х годов обычно украшались самыми разнообразными изделиями с бриллиантами: плюмажами, пшеничными колосьями, птичками и гребнями, к которым крепились перья и искусственные локоны.
Этот замысловатый и довольно безвкусный стиль не задержался надолго, и когда в 1835-1836 годах прически стали проще, а волосы стали убирать со лба, в моду вошло новое украшение: ферроньер (ferroniere). (Идею ювелирам подсказал портрет, приписываемый кисти Леонардо, под названием Прекрасная Ферроньер.) Это тонкая цепочка, которую носили надо лбом, с небольшой подвеской по центру - такое украшение было популярно в Италии в конце XV века. Ферроньеры XIX века выполнялись в форме цепочек со звеньями из мелких бриллиантов с подвеской в центре.
Лишь несколько таких украшений сохранилось в их оригинальном виде, в основном же они известны нам по картинам и гравюрам; большинство ферроньер было переделано в браслеты и ожерелья после того, как мода на них прошла.
К концу 1830-х годов волосы стали причесывать на прямой пробор, обрамляя лицо волнистыми локонами. Для этой прически требовалось новое украшение - так появилась тиара, которая, скорее, окружала лицо, чем увенчивала его. Обычно она состояла из трех деталей: двух боковых элементов со сложными растительными мотивами, соединенных между собой похожим по рисунку, но облегченным обручем, который проходил надо лбом. Боковые элементы можно было использовать в качестве брошей. Это украшение было удачным по дизайну, и оставалось модным более десятилетия.
Парюры
Дизайн ювелирных изделий между 1820 и 1840 годами чутко следовал всем модным и техническим инновациям. Золотые филигранные парюры 1820-х, с полудрагоценными камнями и иногда (особенно английские) с рубинами и изумрудами, но не сапфирами, украшались листьями, цветами и завитками, отчеканенными из листового золота разных цветов.
Практически всегда они включали, наряду с ожерельем, браслетом и серьгами-подвесками, еще и подвеску-крест; впоследствии их носили как броши. К 1840 году стали появляться парюры с полудрагоценными камнями и сложными узорами из чеканных завитков.
Парюры с римскими мозаиками оставались в моде, однако их оправы стали более сложные филигранные.
Серьги
В 1820-х и 1830-х годах наиболее популярны были серьги с грушевидными подвесками-каплями, прикрепленными к небольшому круглому основанию с одним камнем или несколькими камнями, объединенными в кластер.
К обнаженным плечам и высоким прическам теперь требовались по-настоящему длинные и массивные серьги.
Ожерелья
Ривьеры были очень популярны в 1820-х годах, их делали как из бриллиантов, так и из полудрагоценных камней: топазов, аметистов и цитринов; часто к ним прилагалась подвеска-крест или пара грушевидных серег. Оправы-ободки делались обычно широкими и массивными, особенно для ривьер с бриллиантами, камни в них казались крупнее. Модницы носили также длинные жемчужные нити и цепочки с плоскими звеньями в форме щита с гравировкой, эмалью или самоцветами.
Между 1820 и 1830 годами было изготовлено множество гранатовых ожерелий-цепочек, звеньями которых служили кластеры в форме цветка или гирлянды из листьев, усыпанные камнями: круглыми, огранки «роза» или «груша», с подложкой из ярко-розовой фольги, усиливающей мрачный коричнево-красный цвет гранатов. Многие из этих ожерелий сохранились по сей день, причем в своих оригинальных футлярах, равно как и сопровождавшие их браслеты, броши и серьги, застежки которых позднее были переделаны.
Глубокие декольте вечерних и бальных платьев 1830-х требовалось украшать широкими ожерельями, которые скорее лежали на плечах, чем обвивали шею; они состояли из бриллиантов и драгоценных цветных камней в изысканных оправах, или из кластеров, соединенных цепочками, или из бриллиантовых фестонов с жемчужными подвесками-каплями.
В 1830-х годах было принято носить длинные цепи; их надевали вокруг шеи, через плечо, прикрепляли к поясу или прикалывали к корсажу так, чтобы они свисали двумя симметричными или асимметричными фестонами. Они выглядели довольно массивными, однако на самом деле были легкими - их чеканили из тонких золотых листов и украшали крошечными геометрическими узорами на матовом фоне. Застежки обычно делали в форме бочонка или катушки и украшали крошечными камнями. Часто встречались изощренные застежки в форме женской ручки, со всеми деталями: перчатками, манжетами и кольцами с драгоценными камнями.
К концу этого периода во Франции появились также ожерелья в форме змеи, однако повальное увлечение ими началось не раньше 1840-х годов.
Кольца
Для колец по-прежнему использовались кластеры в форме цветочных головок с разноцветными камнями, золотой филигранью или зернением, либо с пятью камнями, образующими полукруги. В 1830-х годах самым модным было кольцо-полукруг со словом «привет».
Подвески
Подвески часто носили на горжетках или бархотках, ими дополняли и модные ривьеры. Самой популярной формой для них был крест - латинский, греческий или мальтийский, - резной или с полудрагоценными камнями, чаще всего карбункулами, с драгоценными камнями или просто золотой. Мальтийский крест, обычно украшенный бриллиантами или халцедонами и агатами с резьбой, чаще всего встречался в Англии.
Подвески в форме латинского креста из золотой филиграни с полудрагоценными камнями обычно прилагались к комплекту из ожерелья, серег-подвесок и браслетов.
В моде были и подвески, напоминавшие по дизайну жирандоли или панделоки XVIII века, украшенные драгоценными и полудрагоценными камнями в обрамлении растительных узоров с бриллиантами; их можно было носить и как броши.
В Англии носили много подвесок сентиментального и памятного назначения, фермуаров из золота с эмалью и драгоценными камнями, украшенных символическими мотивами вроде незабудок, с отделением для локона на обороте.
Броши
Самой распространенной формой броши в 1830-х была ветвь с цветами и листьями, усыпанная бриллиантами, или, в более экономичном, но столь же привлекательном варианте, различными полудрагоценными камнями, в обрамлении чеканки из разноцветного золота. Около 1835 года золотую чеканку вытеснила штамповка, с помощью которой изготавливались листья и цветы, окружавшие разноцветные камни.
Выражением натуралистических и романтических настроений того времени стали броши в форме птичек из разноцветного золота с драгоценными и полудрагоценными камнями, в клюве они могли держать сердечко, оливковую ветвь или букетик незабудок.
В моде были эмали овальной формы с копиями живописных полотен времен Ренессанса, оправленные в рамки с узором «свиток кожи». Подвески в виде мальтийского креста обычно снабжались застежкой и могли служить брошью; их украшали бриллиантами, халцедонами или сердоликами с резьбой, а по центру - золотой филигранью с растительными мотивами и полудрагоценными камнями.
Зачастую недорогие броши из поделочного камня продавались с грушевидными серьгами-подвесками.
Броши-анаграммы формы «картуш» с несколькими камнями, образующими слово «привет» по центру в середине 1830-х были самым желанным подарком.
Украшения для корсажа, включающие три бриллиантовые броши одного дизайна с растительными мотивами, которые прикалывались вертикально одна над другой, считались очень модными.
На пике популярности в 1830-х годах были по-настоящему крупные броши «картуш» со сложным растительным узором из завитков, с бриллиантами и, иногда, цветными камнями.
К ним могли прикрепляться три грушевидные подвески, образуя жирандоль в стиле XVIII века. Менее дорогостоящие экземпляры делались из штампованного золота и полудрагоценных камней.
Браслеты
Браслеты обычно одевали на обе руки, по две-три пары одновременно, на протяжении всего этого периода.
В начале 1820-х появились браслеты «а-ля Жанет», состоявшие из шелковой ленточки с золотой застежкой.
В конце 1820-х и в 1830-е годы в моде были широкие браслеты с пере плетенными звеньями, украшенные золотой филигранной застежкой овальной или прямоугольной формы с цветными камнями.
В 1830-х годах модными стали также браслеты с эмалью; пластины с женевскими эмалями, изображавшими девушек в национальных костюмах, вставлялись в широкие золотые звенья, украшенные завитками, растительными и цветочными узорами, инкрустированные мелкими самоцветами. Часто встречались и золотые браслеты из крупных звеньев с растительными узорами и полихромной выемчатой эмалью.
К концу этого периода наибольшим спросом у модных дам пользовались браслеты в форме широкой плоской ленты с синей эмалью и жемчужными или гранатовыми застежками.
Браслеты с бриллиантами и цветными драгоценными камнями в 1830-е годы часто снабжались центральным элементом - он мог быть съемным - формы «картуш», как правило, с растительными узорами, звенья же выполнялись в форме витых «S» или сердец.
Пряжки
Платья в 1830-е годы носили пышные, перехваченные широкими кушаками. Для них в большом количестве изготавливали пряжки: крупные, вертикальной или горизонтальной овальной формы - из железа, стали, золота, зачастую украшенные выемчатой эмалью.
Булавки для галстука
Украшением, пользовавшимся широкой популярностью среди джентльменов, была булавка для галстука; такие булавки часто бывали любопытных эксцентричных форм. Самыми стильными мотивами для них считались головы животных, змеи или птицы. Для изготовления булавок использовались самые разные материалы: эмаль, оникс, бирюза, сердолик, бриллианты и прочие драгоценные камни в обрамлении чеканного золота с растительным узором.
Печати
Для джентльмена, следующего моде, печать в 1820-1830-е годы была необходимым аксессуаром. Первые экземпляры были простого дизайна с куполообразной печатью, непритязательной формы: лиры, стремени, свитка, балясины. В 1830-х годах печати стали более изощренными, их украшали растительными узорами из разноцветного золота или затейливой резьбой, печать могла быть в форме собаки, птицы, головы оленя и т.д..
Обычными для печатей являлись родовой герб, щит, который гравировали на кровавике, сердолике, цитрине, аметисте, дымчатом кварце или халцедоне; редкие экземпляры гравировались на драгоценных камнях, например сапфире.
Лучшие выполнялись из 22-каратного золота с драгоценными камнями; самые дешевые - из цветных металлов с тонким слоем позолоты и разноцветными стразами, родовой герб в этих случаях заменялся девизом. Печати среднего качества и стоимости состояли из кварцев, сердоликов и кровавиков в оправах из чеканного золота.
Печати на шарнирах также были популярны в 1830-х годах; обычно они состояли из трехсторонней призмы с полудрагоценным камнем, на котором вырезалась печать, и гравировкой на различные мотивы с каждой стороны; они подвешивались вертикально, и шарниры свободно двигались.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

3

1840-1860
Во Франции Луи Наполеон возродил тягу к роскоши, угасшую было под влиянием умеренных вкусов Луи Филиппа. Чтобы оживить французскую промышленность и торговлю, он в 1851 году частично оплатил участие французских производителей в знаменитой Всемирной выставке в лондонском Кристал Палас. Поехали туда и французские ювелиры, их изделия вызвали бурю восхищения, а затраты окупились за счет многочисленных заказов. Лемонье, любимый ювелир Луи Филиппа, получил приз за две парюры, выполненные по заказу королевы Испании, в которых растительные мотивы сочетались с уравновешенным структурным дизайном. Лемонье прославился благодаря тонкому вкусу и особому чувству «ансамбля». Также на лондонской выставке отличились Дафрик, Рувена, Маррель, Рудольфи и Фроман-Мерис.
В 1840-х основными источниками вдохновения для ювелиров оставались мир природы, эпохи Возрождения и Средневековья. Приверженность средневековым мотивам, свойственная Фроман-Мерису (1802-1855), распространилась и в Англии; одним из ювелиров, изготовлявших подобные изделия, можно считать Роберта Филлипса (1810-1881). Фантазия и оригинальность были характерными свойствами его работ, на которых человеческие фигуры, ангелы, геральдические и архитектурные мотивы свободно встраивались в сложные обрамления с растительными узорами и переплетающимися орнаментами.
На парижской Выставке 1855 года Меллерио, Рувена и другие французские ювелиры продемонстрировали восхитительные венки и букеты цветов, усыпанные бриллиантами, с синей и зеленой эмалью.
Еще одним типичным украшением того времени был «крест а-ля Жанетт»; в своем простейшем варианте это был латинский крест, подвешенный на основание в форме сердца. Такие кресты характерны для французской крестьянской традиции. Парижские и лондонские ювелиры приспособили их форму к вкусам своей утонченной клиентуры, не изменив при этом их форму, кресты делали в большом количестве из карбункулов, эмали, украшали цветочными головками из бриллиантов или растительными мотивами. Своим названием они обязаны бытовавшей во французских провинциях традиции дарить такие кресты-подвески на День святого Иоанна.
Оккупация Францией Алжира (1830-1847) и массовый ввоз в Европу кафтанов, бурнусов и прочих экзотических товаров мавританского происхождения привели к возникновению нового направления в моде. Европейские ювелиры никогда не копировали изделия, произведенные на Среднем Востоке, однако узлы, ленты, вьющиеся шнурки, фестоны и кисточки североафриканских костюмов, воспроизведенные в золоте, превращались в броши, серьги и центральные звенья браслетов. В 1850-х сложные переплетения золотых лент с самоцветами или синей эмалью, украшенных бриллиантами, встречались в изделиях лондонских и парижских ювелиров. Дешевые экземпляры делались из позолоченного металла с цветными стразами.
В Париже Эдуард Маршан (ок. 1791-1867) ввел в моду мотив алжирского узла; это произошло в начале 1840-х годов, и мода эта просуществовала как минимум десятилетие, а затем вернулась еще раз в конце 1850-х, во времена последней алжирской кампании, возродившей интерес к Среднему Востоку.
Еще одним источником вдохновения для ювелирного и других прикладных искусств стала Ассирия. Огромный интерес вызвал вышедший в 1848 году труд сэра Остина Генри Леярда Ниневия и ее останки, описывающий раскопки древнего города, и вскоре на рынке появились украшения с ассирийскими узорами. В викторианской Англии предпочтение отдавалось цветку лотоса, который оставался модным мотивом для ювелирных изделий в течение долгого времени. Приверженность ассирийским украшениям предвосхитила увлечение археологическими украшениями начала 1860-х годов.
Помимо бриллиантов популярными камнями в то время были карбункулы и бирюза. Вставленные в растительные узоры из бриллиантов или золотых завитков, карбункулы благодаря своим сочным, ярким цветам отлично изображали ягоды или фрукты. бирюза чаще всего использовалась для изделий в форме змеи, кроме того, ею украшали броши с цветами, подвески-сердечки и медальоны.
К середине XIX века в моду вернулись камеи; они были крупнее и массивнее, чем в наполеоновскую эпоху, их вырезали с высоким рельефом из оникса, халцедона и аметиста, что позволяло создать сильный контраст двух цветов. Пальма первенства в резке камей по-прежнему принадлежала итальянцам, работы Саулини из Рима лучше всего иллюстрируют новый стиль камей.
Кораллы оказались на пике популярности между 1845 и 1865 годами, их носили во всех возможных формах, из них вырезали шарики, цветы, листья или оставляли в естественной форме, веточками. В моде были также коралловые камеи. Большая часть изделий с резьбой по кораллу производилась в Италии, особенно в Генуе и Неаполе, наибольшим спросом пользовались темно-красные и бледно-розовые кораллы.
Изделия из мелкого жемчуга были в моде в 1840-х и начале 1850-х годов. Основание для таких украшений вырезалось из листов перламутра, на нем дырочками наносился узор в виде завитков, цветов и растительных мотивов. Крошечные жемчужины, в основном из Мадраса и Китая, пришивались к этому основанию конским волосом. Очень немного таких изделий сохранилось в хорошем состоянии из-за их крайней хрупкости, починка же слишком сложна, отнимает много времени и стоит достаточно дорого.
В 1854 году было легализовано использование 9-, 12- и 15-каратного золота. Из такого золота в огромных количествах производились изделия, по цене почти равные позолоченным.
Повсеместно носились траурные и сентиментальные украшения; между 1840-ми и 1850-ми годами броши из волос изготавливали не только профессионалы, но и викторианские леди, превратившие это ремесло в разновидность рукоделия. Кроме простых плетеных узоров, сюжетами таких изделий становились пейзажи, дамы в трауре, рыдающие вдовы и отплывающие суда. Крымская война и восстание в Индии привели к тому, что множество женщин нуждались в подобных памятных украшениях.
Изделия из гагата были единственными разрешенными украшениями в период глубокого траура, это были либо ожерелья из ограненных, тщательно отполированных бусин, или цепочки с причудливой резьбой на каждом звене. Имитации из черного стекла продавались повсеместно под названием «французский гагат». Черное стекло легко отличить от гагата, на ощупь гагат тяжелее и холоднее. Для траурных украшений использовался также вулканит.
Мода конца 1840 - начала 1850-х годов подразумевала узкую талию, широкий кринолин, тесный корсаж и очень глубокое декольте. Бюст был в центре внимания ювелиров: в большом количестве производились крупные броши и украшения для корсажа, их носили в сочетании с букетиками живых цветов. Волосы расчесывали на прямой пробор, боковыми прядями прикрывали уши, поэтому в течение целого десятилетия серьги надевались достаточно редко. На Всемирной выставке в Кристал Палас в 1851 году среди ювелирных изделий серьги занимали далеко не лидирующую позицию.
Тиара из трех элементов в форме ветви с цветами, которая скорее окружала лицо, чем увенчивала голову, впервые появившись в конце 1830-х годов, сохраняла свою популярность. К середине XIX века боковые элементы стали украшать подвесками «en pampille» с каскадами бриллиантов, имитирующих струи дождя, капли росы или семена, высыпающиеся из цветов. Еще одной распространенной формой тиары был венок из роз, ягод или колосьев.
В 1840-х годах благодаря повальному увлечению Средневековьем и Ренессансом в больших количествах изготавливались тиары из золота с самоцветами архитектурного, готического дизайна. В 1850-х самыми модными считались тиары из кораллов.
К концу этого периода впервые появились диадемы со звездами, усыпанными бриллиантами. Женщины дополняли прически не только специальными украшениями для волос - шпильками и плюмажами, - но и прочим содержимым своих шкатулок: брошами, ожерельями и жемчужными нитями. Плюмажи и шпильки украшали цветами, листьями, ягодами и гроздьями винограда; распространенными мотивами были также звезды и стрелы, усыпанные жемчугом, бриллиантами и самоцветами.
Гребни

Для причесок, модных в 1840-е годы, когда волосы собирались в несколько шиньонов на затылке, изготавливались узкие невысокие гребни, обычно украшенные бусинами из кораллов или камеями, жемчугами и бриллиантами.
Парюры
Для середины XIX века были характерны парюры: из кораллов с резными растительными узорами; с целыми веточками кораллов; из отдельных коралловых камей; из мелкого жемчуга с растительными узорами; из золотых завитков с полудрагоценными камнями и, зачастую, с эмалью, бриллиантами и цветными камнями, чаще всего рубинами; с камеями из лавы; с мозаиками, римскими или флорентийскими; из резной слоновой кости.
Слащавые сентиментальные сюжеты характерны для эмалей, встречающихся в подобных изделиях.
Менее строгие полупарюры также пользовались спросом в 1840-х и 1850-х годах. Обычно их изготавливали из штампованного золота с полудрагоценными камнями; в них могли входить два или три различных предмета, например, ожерелье и серьги, брошь и серьги, ожерелье и брошь, и т.д.
Серьги
В 1840-е годы серьги практически не носили, поскольку уши, как правило, полностью закрывали волосами. Постепенно в 1850-х серьги вернулись в моду, поскольку теперь волосы зачесывали назад. По размеру такие серьги были небольшими и часто длинными.
Креольские серьги, в виде полумесяцев, - типичны для начала 1850-х годов, кроме того, были в моде серьги в виде плоских колец, небольших сфер или вытянутых бусин, а также из небольших чеканных золотых листьев с полудрагоценными камнями, заменяющими ягоды. Серьги-подвески часто выполнялись в форме колец или резных цветов из кораллов. Более дорогие бриллиантовые серьги были с привычными растительными мотивами.
Кольца
Модный мотив змеи присутствовал и в дизайне колец: это могла быть змея, обвивающая палец, с глазами из самоцветов. Увлечение Средневековьем и Ренессансом привело к созданию золотых колец с чеканкой высокого рельефа с фантазийным сюжетом. В большом количестве производились кольца-полуокружности с рубинами, сапфирами, изумрудами, кораллами и бриллиантами.
При помолвке в 1850-е годы, как правило, дарилось кольцо-полуокружность с половинками жемчужин. Кольца с кластерами были очень натуралистичных форм, чаще всего это был цветок. К 1860-м годам появились кольца в виде золотой ленты с пряжкой. Траурные кольца состояли из золотого ободка с полоской, сплетенной из волос, или с черной эмалью.
Ожерелья
Ожерелья были, как правило, короткими, облегающими шею, с растительными мотивами. Типичное ожерелье 1840-х годов представляло собой змею с телом из звеньев-чешуек, головкой, украшенной эмалью с узором из бриллиантов, и глазами из рубиновых кабошонов. Менее дорогостоящие экземпляры делались из золотых чешуек, усыпанных бирюзой, с головкой, полностью покрытой бирюзой, и глазами из рубинов и бриллиантов. Были также экземпляры с золотыми чешуйками и головкой, украшенной различными полудрагоценными камнями. Весьма схожие с настоящей змеей, такие ожерелья часто дополнялись подвеской в форме сердца или медальоном, свисающим из пасти.
Прочие ожерелья делались в форме кластеров из самоцветов, соединенных золотыми или жемчужными звеньями, или в форме цепочек с многочисленными каплевидными подвесками из разноцветных камней в обрамлении растительных узоров.
Еще одна разновидность ожерелья состояла из золотой цепи с центральным мотивом «картуш» с самоцветами; свободные концы цепи проходили под этим мотивом или свисали фестонами по обеим его сторонам.
Ожерелья из коралловых или лавовых камей были в моде наравне с коралловыми бусами и жемчужными нитями. Как и ранее, популярны были ривьеры из разноцветных камней в простых золотых оправах-ободках с подвеской-крестом в центре.
На шее носили также бархатные или шелковые ленточки с крестом, застегивающиеся ювелирной пряжкой или пуговицей. Золотые цепочки носили на всем протяжении этого периода, с часами или без, часто украшенные золотыми и самоцветными застежками в форме перчатки.
Броши
Броши были преимущественно крупными, овальной, продолговатой или ромбовидной формы. Мотив на них располагался по горизонтальной оси, часто они снабжались одной, двумя или тремя подвесками или кисточками. В большинстве случаев их можно было носить и как подвески.
В конце 1850-х годов броши стали меньше.
Бриллиантовые броши-ветви и крупные украшения для корсажа в форме букетов были в моде в 1840-х и 1850-х годах. Часто их дополняли листья с зеленой эмалью, каскады бриллиантов или жемчуга «en pampille», а головки цветков прикреплялись «en tremblant». Недорогие броши с природными мотивами состояли из золотых листьев и веток, переплетающихся вокруг камня.
Типичными для 1840-х и начала 1850-х годов были броши с алжирскими мотивами, в форме узлов, ремешков, перевитых лент, кисточек и шнурков из золота, окружающих полудрагоценные камни, в частности аметисты, аквамарины и гранаты.
Среди модных мотивов для брошей в середине XIX века почетное место занимала змея, за ней шли листья и цветы, а также банты и узлы с бирюзой и бриллиантами. Очень популярны были броши в форме ленточек из синей эмали, переплетающихся с бриллиантовыми растительными узорами, а также золотые ленточки с филигранью и гранатами.
Броши из менее дорогих материалов изготавливались в форме щитов, подвязок и крестов с шотландской галькой, резной слоновой костью, кораллами или мореным дубом. Камеи, мозаики и женевские эмали превращались в броши при помощи золотых оправ с узорами из переплетающихся листьев.
Подвески
В 1840-х годах наибольшей популярностью пользовались подвески в форме «крест а-ля-Жанетт»; такой крест мог быть перевит змеей, он подвешивался к сердечку, обычно просто золотому, но иногда украшенному эмалью и усыпанному жемчугом, бирюзой, рубинами и прочими камнями. Особенно выигрышно смотрелись кресты, вырезанные из граната и украшенные бриллиантами.
Мальтийские кресты с синей эмалью и бриллиантами также пользовались спросом.
Медальоны, круглые и небольшие в 1840-х годах, овальные и массивные в 1850-х, носили как на цепочках, так и на бархатных ленточках; внутри обычно имелась надпись и хранилась прядь волос.
Лицевая сторона была из золота с гравировкой или эмалью, ее мог украшать узор в виде насекомого или растения из полудрагоценных камней.
Подвески из карбункулов и бриллиантов с природными мотивами были в большом почете. Медальоны и подвески сентиментального назначения часто изготавливались в форме сердца с эмалью и самоцветами.
Браслеты
Браслеты были самым распространенным украшением романтического периода, их в больших количествах надевали на каждую руку, как парньге, так и одиночные. Днем они украшали запястья, вечером - перчатки или обнаженную руку между перчаткой и локтем. В 1840-х годах можно было не надевать никаких других украшений, кроме браслетов.
Типичный для того времени браслет представлял собой змею, обвивающую руку. Недорогие образцы изготавливались из золотых чешуеобразных звеньев, иногда с бирюзой, с застежкой в форме змеиной головки с эмалью или самоцветами. Дорогостоящие же состояли из шарнирных сегментов с эмалью, они могли растягиваться и не нуждались в застежке. Головка и звенья тела могли быть усыпаны бриллиантами, изредка - венгерскими опалами, глаза же практически всегда делались из рубиновых или гранатовых кабошонов. Некоторые экземпляры были полностью покрыты бирюзой.
Между 1840-ми и 1860-ми годами во множестве распространились браслеты из бархатных или шелковых ленточек, кружев, бусин, волосяного плетения или золотых нитей с орнаментальной застежкой. Для застежек использовались миниатюры или камеи в золотых оправах с жемчугом или бриллиантами, встречаются и застежки из крупного камня в обрамлении растительных узоров или завитков, а также простые золотые пряжки.
Нередки были и браслеты сентиментального назначения, состоящие из портретных миниатюр.
В начале 1840-х годов появились растягивающиеся браслеты. В самом простом варианте они состояли из золотых звеньев, соединенных эластичной лентой, продетой через специальные отверстия; более сложные модели составлялись из золотых звеньев с шарнирами. Такие браслеты сразу стали популярными, поскольку их можно было надевать на запястье любого размера или на руку в любой точке.
Еще одна типичная разновидность браслета, сохранявшая свою популярность в течение некоторого времени, называлась «жаретьер» («подвязка»): такой браслет состоял из золотой ленточки, застегнутой крупной пряжкой или зажимом с эмалью или самоцветами. Свободный конец ленты часто заканчивался подобием бахромы из золота с самоцветами.
Новинкой 1850-х годов был браслет в форме стилизованной широкой манжеты из золота с эмалью и самоцветами.
В 1850-е годы золотые браслеты с шарнирными звеньями часто украшались съемной подвеской из самоцветов в обрамлении растительных узоров. Встречались браслеты из звеньев в форме золотых завитков с центральным мотивом «картуш» или в форме широкой золотой ленты с алжирским узлом в центре.
Возникшее в середине XIX века увлечение карбункулами (из альмандиновых гранатов) вдохновило ювелиров на создание чудесных браслетов с крупными звеньями, вырезанными из граната, в обрамлении завитков из золота или бриллиантов.
Изготавливались также браслеты в форме широкой или узкой ленты с центральным звеном из самоцветного кластера, в который обычно входили гранаты, бирюза и жемчуг, или с алжирским узлом.
В 1840-х годах под влиянием готического стиля, свойственного Фроман-Мерису, появилось множество браслетов со звеньями в форме стрельчатых окон, украшенных рыцарями, ангелами и геральдическими мотивами.
Бриллиантовые браслеты с жемчугом и эмалью были простого, привычного дизайна: ленты из звеньев - круглые, S-образные или в форме завитка, - иногда с более сложным мотивом в центре.
Также в середине XIX века пользовались спросом браслеты с эмалью и самоцветами на природные мотивы: головки цветов, ягоды, виноградная лоза; в центре такой браслет мог быть украшен крупным звеном с растительными узорами.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

4

1860-1880
Во Франции у власти вновь оказался император. Эжени, супруга нового Наполеона, была законодательницей моды как в одежде, так и в украшениях; предпочтение она отдавала стилю XVIII века, считая Марию Антуанетту образцом для подражания. С ее легкой руки в моду вернулись кринолины, по ее же заказу Бапст переделал часть королевских драгоценностей в стиле Людовика XVI. Ее любимыми камнями были изумруды, поэтому во Франции того времени они пользовались наибольшим спросом после бриллиантов.
Вторая империя во Франции стала эпохой возрождения наполеоновских мотивов. Вернулась мода на тиары с узорами из завитков и подвесками-каплями из бриллиантов, жемчугов и изумрудов, а также на изделия с камеями. Но не только стиль украшений XVIII века вновь оказался в моде. Хотя пик увлечения Средневековьем и Ренессансом пришелся на 1850-е, ювелиры еще два десятилетия продолжали создавать изделия с подобными мотивами. В начале 1860-х такой эклектизм был дополнен волной интереса к греческому и этрусскому классицизму.
Тяготение к античным мотивам было характерно для итальянского, французского и английского ювелирного дела в течение двух десятилетий. Только в 1880-х этот интерес стал спадать.Лучшими резчиками камей по-прежнему считались итальянцы, хотя конкуренцию им пытались составить немецкие гранильщики драгоценных камней из Идар-Оберштейн. Их любимым материалом был агат, как правило, искусственно окрашенный при помощи методики, известной исстари: камень погружается в сахарный раствор, заполняющий пористый слой, затем его обжигают, сахар сгорает, и впитавший его слой приобретает черный или темно-коричневый цвет. Затем на белой, непористой части камня вырезается декоративный мотив, фон его оказывается темным.
Металлические соли использовались для искусственного изменения цвета сердолика, хризопраза и подобных материалов.
Во Франции неоренессанс проявился в изделиях с силуэтами грифонов и мифологических животных, отчеканенных из золота и серебра, часто украшенных полихромной эмалью.
На Всемирной выставке 1867 года в Париже было выставлено немало ювелирных изделий. Там были не только украшения в стиле Древнего мира, Ренессанса и в стиле Людовика XVI, но и множество изделий с натуралистическими мотивами. В любом случае, новинкой стали украшения в египетском духе. Возрождение интереса к Древнему Египту было обусловлено строительством Суэцкого канала, близившимся к завершению. Еще одним важным фактором, привлекшим внимание к египетской теме, стала публикация записок Огюста Марьетта с описанием его раскопок в долине Нила, ставшая источником новых идей и декоративных мотивов. Фроман-Мерис, Меллерио и Бушерон в Париже, восхищенные страной фараонов, выпустили большой ассортимент украшений, основными мотивами которых были соколы, скарабеи, папирусы, изображенные на непрозрачных зеленых, красных и синих эмалях. Скарабеи из фаянса и поделочного камня, изредка античные, чаще - копии, становились центральными звеньями браслетов и брошами. Джулиано, сам владевший коллекцией скарабеев, особенно любил вставлять их в центр золотых брошей.
Натурализм достиг своей вершины под влиянием Оскара Массина (род. 1829, перестал работать в 1892), который довел до совершенства техники "tremblant" и "рат-pille". Его изделия стали образцом для подражания для ювелиров по всей Европе. Его композиции из округлых цветов и заостренных листьев, и наоборот, изготовленные в 1850-х, теперь достигли ботанической точности – с соблюдением формы и структуры листьев и цветов — и включали в себя также ленты, перья, пшеничные колосья и дождевые капли из бриллиантов. Он привнес в свои работы легкость и движение, свел до минимума количество металла в изделии, положив начало изготовлению "monture illusion" (изделий с невидимой основой).
В 1870-х набирала силу мода на бесцветные камни, идеалом которых были, безусловно, бриллианты. К 1890-м цветные камни, казалось, совсем вышли из моды. Растущая популярность бриллиантов была обусловлена открытием алмазных месторождений в Южной Африке в 1867 году, в результате которого в 1870-х количество бриллиантов на рынке стало возрастать, а цена их - снижаться.
Военные экспедиции и политические события 1860-х и 1870-х годов оказывали значительное влияние на моду, как в одежде, так и в дизайне украшений. После французской экспедиции в Китай, захвата Пекина и Летнего дворца в I860 году, большое количество императорских нефритов было вывезено во Францию, где их успешно использовал в своих изделиях Фонтене.
Французская кампания в Мексике привела к всплеску моды на экзотику - броши и украшения для волос с самоцветами в форме птички-колибри; однако мексиканское и южноафриканское искусство с их абстрактными, линейными формами не оказали значимого влияния на викторианских ювелиров и их коллег на континенте.
Вследствие того, что с 1850-х годов западные страны начали торговать с Японией, а также в результате революции 1866 года, в Европу начали поступать доселе неизвестные образцы японского искусства, значительно повлиявшие на эволюцию тем и орнаментов.
В середине 1870-х годов в Европе стало модным вставлять в ювелирные изделия небольшие пластинки с японской работой по металлу. Словарь ювелиров обогатился новыми терминами: "шибуичи" и "шакудо", обозначавшими техники украшения самурайских мечей. Они состояли в инкрустации золотом, серебром и медью по темной основе - сплаву серебра (шибуичи) или сплаву меди (шакудо).
Характерной чертой ювелирного искусства 1860-х и 1870-х годов был новый, полный фантазии и разнообразия подход к металлам и камням, драгоценным и полудрагоценным: они стали материалом, который приспосабливался, по форме или огранке, к дизайну изделия, а не наоборот. кораллы и бирюзу гранили так, чтобы они точно встали на нужное место в изделии; богемские гранаты гранили "розой", чтобы собрать кластер вокруг карбункула (гранатового кабошона) и создать мотив звезды; карбункулы вырезали в форме лепестков и собирали в цветок или гранили в форме звеньев браслета.
Широко применялись оптические эффекты: геометрические узоры из концентрических кругов внутри камня, эмали контрастных цветов и текстур, узоры из золота и эмали или из бриллиантов и цветных драгоценных камней. В моде снова были римские и флорентийские мозаики, а также шотландская "галька".
Кабошоны, обычно гранатовые или аметистовые, часто оказывались в центре звезды из жемчуга или бриллиантов, или крошечного цветка, или насекомого из полудрагоценных камней.
Мода на инкрустацию камнями привела к росту спроса на камеи "в одежде". "Окрашенное" матовое золото успешно сочеталось с сияющими бриллиантами и блестящими поверхностями золота полированного. Кулоны и броши украшались характерными подвесками с бахромой или кисточками.
Изделия из панциря черепахи, инкрустированные золотом и серебром, встречались и в первой половине XIX века, однако пика своей популярности они достигли в 1860-х годах. Техника инкрустации по панцирю черепахи, которая распространилась в Англии благодаря французским гугенотам, заключается в нагревании пластин панциря, которые затем выгибают до нужной формы. Пока изделие теплое, на его поверхности процарапывают узор и выкладывают его крошеными точками и полосками из золота и серебра. Остывая, изделие сжимается, и металл оказывается надежно закрепленным. До 1860-х годов этот процесс выполнялся исключительно вручную, узоры на изделиях были, в основном, растительными. Когда же в Бирмингеме в начале 1870-х годов началось массовое производство инкрустированных изделий из панциря черепахи, растительные узоры уступили место геометрическим. Украшения стали грубее, но и дешевле.
Характерной приметой 1860-х и 1870-х годов было также увлечение обыденными мотивами, часто наивными и забавными: серьги, например, могли принимать формы мельниц, весов, корзиночек с цветами, животных, молоточков, светильников, кувшинов и прочих предметов повседневного обихода. Созданные по капризу изменчивой моды, такие изделия быстро обрели популярность, но так же быстро и лишились ее, когда мода на них прошла.
Более жизнеспособной оказалась мода на спортивные украшения, традиционные для Англии, постепенно распространившаяся по всей Европе. Первыми образцами спортивных украшений стали броши в форме подковы, но их репертуар очень быстро пополнился кнутами, жокейскими шапочками, уздечками, стременами, мордочками лисиц, охотничьими собаками, седлами и клюшками для гольфа.
Спортивные украшения сохраняли свою популярность до конца века.
Долгие годы тесных связей и торговли с Индией привели к тому, что в 1870-х годах образовался рынок сбыта для украшений, произведенных в Индии или в индийском стиле. Сувенирами, которые было принято привозить оттуда, были ожерелья и подвески с когтем тигра в золотой оправе. В ювелирных изделиях широко использовались написанные в Дели миниатюры с изображениями знаменитых индийских дворцов и правителей. Пластины сияющей зеленой эмали из Пертабхара с гравировкой по золоту, изображающей мифологические сюжеты или сцены охоты, цветы, листья, птиц, слонов, тигров и других животных , часто использовались в браслетах и ожерельях.
Изнаночные инталии стали еще одной новинкой начала 1860-х годов и сохранили популярность вплоть до начала Первой мировой войны. Такие инталии выполнялись из кабошонов горного хрусталя, причем резьба делалась с оборотной стороны, заполнялась масляными красителями, а затем апертура закрывалась слоем перламутра.
Аксессуары костюма джентльмена - пуговицы, булавки для галстука и запонки - обычно украшали изображения лошадей, собак и сцен охоты; леди же носили броши и подвески с инталиями, где были вырезаны букетики цветов и монограммы. Эрнест Уильям Прадье (род. в 1855) и его сын Эрнест Мариус (род. в 1881) были, пожалуй, самыми известными поставщиками таких поделок. Вскоре на рынке появились и дешевые имитации изнаночных инталий из грубого стекла с рисунком из цветных картинок, помещенных под стеклянный купол.
В 1860-х годах звезда стала одним из самых распространенных мотивов в ювелирном искусстве. Чуть ли не каждый медальон, брошь или браслет в центре был украшен звездой с эмалью, жемчугом и бриллиантами. Звезды вырезали на карбункулах и кабошонах из аметиста и выкладывали их бриллиантами; звезды из половинок жемчужин и бриллиантов носили как броши и украшения для волос. В 1860-х годах звезды делали простыми, плоскими; их легко отличить от более изысканных, трехмерных звезд конца ХГХ века.
Мода на украшения в форме насекомых началась в первые годы 1860-х, когда появились нежные бабочки, пчелки и стрекозы, а вслед за ними - менее привлекательные жуки-олени, пауки, мухи и осы из золота с разноцветными камнями. Ими украшали броши, которые носили помногу одновременно на корсажах, рукавах, вуалях, чепцах и в волосах. В последние два десятилетия XIX века их популярность только росла.
К 1860 году большинство ювелирных мастерских было оснащено газовыми и паровыми двигателями, что позволяло производить большое количество недорогих, но одинаковых украшений. Неизбежно снизилось качество изделий, "раскатанное золото", или "золото-дубле", практически полностью заменило позолоченный металл, использовавшийся для дешевых украшений. "Золото-дубле" состояло из тонкого слоя золота, который скрепляли с листом латуни, а затем раскатывали до толщины бумаги. Изделия, штампованные из раскатанного золота, заполняли цветными металлами, чтобы придать им вес.
Механизация пришла в ювелирные мастерские Европы и Соединенных Штатов Америки практически одновременно. В Европе основными центрами массового производства ювелирных изделий стали Англия - особенно Бирмингем - и Германия. В Амстердаме колеса, с помощью которых гранили бриллианты и цветные драгоценные камни, приводились теперь в действие с помощью паровых двигателей, а в Идар-Оберштейне, в Германии, агаты обрабатывали с применением гидравлики.
Тиары и украшения для волос
Для 1860-х годов типичными были тиары из золотых листьев в археологическом стиле или "а-ля Грек", с наивысшей точкой в середине лба и понижающиеся к краям, а также тиары из бриллиантовых завитков в стиле Людовика XVI с жемчужными, бриллиантовыми или изумрудными подвесками-каплями.
К концу 1870-х годов в моду вошла русская тиара, состоящая из небольших бриллиантовых зубцов; постепенно этот дизайн развился до сложных лучеобразных форм и оставался популярным на протяжении последних двух десятилетий века.
Шиньоны обычно украшали шпильками. Головки на них могли быть выполнены в форме изысканных бриллиантовых звезд, птичек, цветов, солнц, полумесяцев, бабочек и колибри, на недорогих шпильках это были просто шарики из гагата, золотой филиграни или панциря черепахи с инкрустацией.
Гребни
Гребень был распространенным украшением для волос того периода, его носили и надо лбом, как диадему, и на затылке, там, где волосы собирались в шиньон. Верхнюю часть гребня, обычно золотую, украшали кораллы, полудрагоценные камни или эмаль с геометрическими узорами в греческом стиле, зубцы гребня делались из панциря черепахи.
Испанские гребни, полностью вырезанные из панциря черепахи, также пользовались популярностью. В 1870-х годах изготавливались также гребни в форме золотой ленты, бандо, с разнообразными узорами, окружающие голову надо лбом от уха до уха.
Парюры
Парюры с бриллиантами и цветными драгоценными камнями встречались не очень часто, их, скорее, заменяли гарнитуры из броши и серег или подвески и серег.
Золотые парюры, однако, по-прежнему были в почете, их делали либо в археологическом стиле, либо из "окрашенного" золота с мелкими самоцветами, либо с эмалью, обычно бирюзового цвета.
Типичная парюра 1860-х включала в себя ожерелье из трубчатых подвижных деталей, поддерживающих овальные подвески, а также серьги и браслет; многие подобные экземпляры сохранились по сей день в своих оригинальных футлярах.
Изготавливались также парюры с камеями из кораллов или раковин либо полностью усыпанные небольшими, подогнанными по размеру кусочками бирюзы.
Более изысканные парюры, с тигровым когтем, украшенным резьбой, в золотой гравированной оправе, стали очень модными в 1870-х годах, многие из них делались в Индии, особенно в Калькутте. Полупарюры, включающие брошь и серьги или медальон и серьги, из "окрашенного" золота с бирюзой и розовыми кораллами сохраняли свою популярность на протяжении всего этого периода. Броши обычно могли выполнять и функцию подвесок.
Иногда брошь и пару серег прикалывали на бархатную ленточку и носили на шее как колье.
Серьги
Серьги в 1860-х и 1870-х годах были очень популярны: они отлично подходили к прическам того времени, когда волосы зачесывали ото лба к затылку, к глубоким декольте бальных платьев и скромным горловинам платьев повседневных. Размер серег постоянно менялся, а в конце 1860 - начале 1870-х годов они стали просто огромными и чуть ли не лежали на плечах. Чаще всего они были золотыми, с эмалью для дневного ношения, с жемчугом и драгоценными камнями - для вечера.
По форме это могли быть сферы, капли, кольца, овалы с бахромой, кресты, ромбы, цветы и звезды. Археологические находки привнесли в ювелирное искусство и новые формы: амфоры, перевернутые капли с грануляцией, розетки, ажурные решетки, трезубцы и многие другие.
В 1870-х годах в моде были серьги с обыденными мотивами: в виде насекомых, рыбок, цветов, ящериц, корзиночек с цветами, птичьих клеток, ветряных мельниц, колокольчиков, плотницких инструментов, вееров, ключей, тарелок и прочих предметов повседневного обихода. Несмотря на повсеместно распространившуюся моду на серьги, самые крупные и длинные изготавливались в Англии.
Ожерелья
Ожерелья были достаточно короткими, часто из "бразильских" или подвижных трубчатых звеньев, и практически всегда с одной, тремя, пятью или более подвесками различных фантазийных форм. Греческое и этрусское искусство стали неисчерпаемым источником мотивов для таких подвесок: это были урны, желуди, амфоры, маски, медальоны, перевернутые капли и т.п. В моде также были круглые куполообразные медальоны с синей эмалью и узором-звездой из жемчуга и бриллиантов, из карбункула в обрамлении бахромы с кисточками на концах или аметиста с инкрустацией в форме цветка или звезды. Египетские, этрусские и классические археологические находки вдохновляли ювелиров на создание ожерелий с эмалью, мозаикой, камеями и инталиями.
Длинные золотые цепочки по-прежнему украшали корсажи, талии и шеи. Предполагалось, что к ним должны прикрепляться часы, однако их часто носили и сами по себе.
Новая модель цепочки для часов - "Леонтина", названная в честь известной актрисы того времени, состояла из золотой цепочки изысканного плетения с кисточкой на одном конце и часами - на другом, концы скреплялись прямоугольным или овальным зажимом с чеканкой и самоцветами.
В Париже недорогие и разнообразные цепочки изготавливал Огюст Лион (1830-1895).
Броши
Примерно в 1860 году дизайн большинства брошей изменился с горизонтального на вертикальный, то есть стал располагаться по вертикальной оси. Он лучше подходил к изменяющимся функциям этих изделий, которые могли служить также подвеской или центральным звеном браслета. Нежные и изысканные узоры начала 1860-х годов в 1870-х сменились на строгие самоцветные оправы, окружающие центральный декоративный мотив, украшенный в четырех точках драгоценными камнями наподобие компаса, с прикрепленной к нему похожей подвеской. Такой дизайн оставался преобладающим до конца XIX века.
Некоторые изделия сохраняли типичную для XVIII века форму жирандоли.
Круглые золотые броши, ассоциирующиеся с 1860-ми годами, в центре обычно были украшены бирюзой, кораллами или эмалью куполообразной формы либо агатом, карбункулом или аметистовым кабошоном, инкрустированным жемчугом или бриллиантами. Окрашенные инталии также были в моде. Характерны для того периода и круглые броши из панциря черепахи с инкрустацией.
В дизайне брошей этого периода часто встречаются греческие, этрусские и египетские мотивы. Овальные или круглые оправы для брошей с римскими мозаиками, камеями и миниатюрами украшались витой проволокой и грануляцией.
Броши с кельтскими мотивами, часто копирующие оригиналы железного века, и броши с шотландской "галькой" также пользовались спросом.
Броши с природными мотивами из золота с полудрагоценными камнями или с бриллиантами и драгоценными камнями "en tremblant", обычно выполнялись в форме веточки с цветами, птички-колибри или павлиньего пера.
Броши в форме звезд и насекомых вошли в моду в конце 1860-х годов, и оставались на пике популярности до конца XIX века. Бриллиантовые броши-звезды были плоскими и простыми по дизайну. Броши-насекомые позволили ювелирам реализовать их тягу к природе: полностью усыпанные бриллиантами или с бриллиантами и цветными камнями, заменяющими крылышки, они порой выглядят настолько реалистично, что походят, скорее, на плод трудов энтомолога, а не изделие ювелира. Бабочки, пчелки, стрекозы и паучки во множестве украшали корсажи, рукава и чепчики модниц.
В 1870-х годах неотъемлемой принадлежностью повседневного наряда дамы, следящей за модой, были спортивные броши. Охотничьи броши в форме седел и стремян, броши наездника в форме шапочек и подков, броши игрока в гольф с клюшками и мячами сохраняли большую популярность вплоть до наступления XX века.
Памятные броши с миниатюрами из волос, покрытыми глазурью, по дизайну и сюжетам походили на те, что изготавливались в предыдущие два десятилетия.
Подвески
Подвески в 1860-х и 1870-х годах были очень популярным шейным украшением, их носили на золотых цепочках, жемчужных нитях и бархатных ленточках. Самыми модными считались хольбейнские подвески, унаследовавшие форму и рисунок из эпохи Ренессанса, однако, вопреки названию, не прямо заимствованные по дизайну у Хольбейна. Обычно они состояли из центрального камня, чаще всего карбункула, в окружении полихромной выемчатой эмали с растительными и цветочными мотивами, усыпанной бриллиантами или хризобериллами, со схожей по дизайну ромбовидной подвеской. У лучших экземпляров на оборотной стороне имелась гравировка с узорами из завитков и растений. Хольбейнские подвески часто продавались в комплекте с парой висячих серег того же дизайна.
Пользовались спросом кресты и ромбовидные подвески в духе Ренессанса, с эмалью и самоцветами, на сходной по дизайну эмалевой цепочке. Лучшие из них были созданы Джулиано.
Дешевые кресты делались из панциря черепахи с инкрустацией, серебра и гагата.
Археологические находки в изобилии предлагали формы и мотивы для великолепных золотых подвесок этого периода. Буллы, скарабеи, урны и амфоры из матового золота, часто украшенные витой проволокой и грануляцией, оставались в моде с середины 1860-х до конца 1870-х годов. На пике популярности в 1870-х оказались крупные овальные золотые медальоны, часто с самоцветами, эмалью и чеканкой в виде монограмм, звезд, насекомых, узлов, пряжек и змей. К концу 1870-х годов появились похожие медальоны из серебра с гравировкой.
Траурные медальоны, как правило, вырезали из гагата, а подвески делали с ониксом и жемчугом.
Браслеты
Все так же модно было носить по два-три браслета на каждой руке. Типичны были золотые браслеты, по плетению похожие на корабельный канат - солидные с виду, но на самом деле легкие, а также подвижные золотые ленты с ювелирным центральным звеном или застежкой.
Интерес к эпохе Ренессанса выразился в появлении браслетов из прямоугольных звеньев с эмалью, часто ажурных, украшенных самоцветами, а также золотых и эмалевых запястий скульптурной формы.
Греческое и этрусское влияние привело к появлению браслетов с прямоугольными золотыми пластинами, украшенными тончайшей грануляцией и витой проволокой, браслетов с эмалями, старинными монетами и камеями в простых золотых оправах, а также браслетов из звеньев-розеток.
Самым модным украшением для рук в 1870-х годах стали так называемые "запястья". Обычно "запястья" изготавливались в форме широкой золотой ленты, в центре которой располагался круглый, обычно отстегивающийся, декоративный мотив с самоцветами или эмалью, либо полностью усыпанный кабошонами или камнями с огранкой. Широкие золотые "запястья" 1860-х годов могли быть покрыты гравировкой с ассирийскими или греческими узорами; успешно использовались также эллинистические мотивы в виде головы овна. Лицевую часть "запястий" в археологическом стиле часто украшали римские мозаики.
Замкнутые и незамкнутые "запястья" с бриллиантами и жемчугом в сочетании с полудрагоценными камнями обычно были шире, чем похожие по дизайну "запястья" последних двух десятилетий XIX века, с несколькими рядами жемчужин и самоцветов.
Кольца
Кольца по-прежнему делались с кластером из камней в форме цветка либо в форме дуги. Позднее среди них стали встречаться золотые полосы с рядом расположенных по размеру камней, с мотивом "лодочка" или "маркиза" либо со звездой из трех бриллиантов или цветных камней. Кольца с одним камнем обычно изготавливались в форме широкой золотой полосы, которая в центре разделялась и превращалась в розетку с креплениями, удерживающими камень на месте.
В 1875 году новинкой стали "цыганские" кольца: они состояли из полосы золота, в которую самоцвет утапливался так глубоко, что его верхняя грань оказывалась вровень с поверхностью металла. Помимо того, что этот дизайн был привлекательным и модным, такая оправа защищала самоцвет и позволяла маскировать дублеты и композитные камни. Встречались также плоские золотые кольца в форме змеи, иногда с глазами из драгоценных камней.
Памятные кольца обычно принимали форму золотой полосы, окруженной плетением из волос или украшенной жемчугом и черной эмалью.

0

5

1880-1900
В конце XIX века технический прогресс и механизация сделали украшения доступными большему количеству покупателей, при этом снизив их качество. Медальоны и браслеты этого периода изготавливались из низкопробного золота грубой работы и были все "на одно лицо", так что меньше всего к ним подходило определение "ювелирные изделия". Немодно стало носить помногу украшений одновременно, утрачивали популярность гарнитуры из штампованного золота.
Такое положение наблюдалось по всей Европе. В начале 1880-х годов модницы, пресытившись чередой археологических стилей и украшениями, в которых на первом месте были историческая достоверность и сложные техники, на время совсем отказались от ювелирных изделий.
Днем носили украшения небольшие, нежные, непритязательные, на некоторое время бриллианты из дневной носки оказались исключены. На балы, придворные и официальные собрания по-прежнему надевались роскошные драгоценности, но в умеренных количествах; предпочтение отдавалось одному изысканному украшению с качественными камнями, а не нескольким посредственным.
Желание порвать с традициями, вернуться к авторским украшениям нашло подлинное воплощение в изделиях французских ювелиров, приверженцев стиля ар нуво (модерна). Этот стиль, высокохудожественный, декоративный, богатый, пикантный, пышный, как нельзя лучше соответствовал главной функции драгоценностей - подчеркивать женскую красоту.
Эпоха ар нуво в ювелирном искусстве продлилась недолго, с 1895 по 1910 год, и хотя стиль этот был силен в первом десятилетии XX века, его зарождение, развитие и расцвет пришлись на конец XIX века. Лейтмотивом стиля ар нуво была природа как воплощение женственности, и хотя природные мотивы были популярны в течение всего XIX века, теперь они приобрели абсолютно новый характер, утратив стремление к точности воспроизведения и открывшись навстречу воображению и творческому переосмыслению. Искусство ар нуво напоминало о природе, а не копировало ее.
Приход ар нуво в ювелирное дело был бы невозможен без Оскара Массина с его увлечением ботаникой и без японского искусства, изображающего природу в стилизованном виде с использованием асимметричных плавных линий.
Основными сюжетами для украшений в стиле ар нуво стали природные мотивы, вполне узнаваемые в 1860-х годах, в 1890-х превратились в фантастические создания. Бабочки, стрекозы, цикады и пауки стали неповторимыми и изысканными. Змеи, с их гибкими телами и радужной чешуей, служили символом жизни, вечности, сексуальности. Мотивами для украшений стали орхидеи, лилии, мимозы, хризантемы, одуванчики, подсолнухи, маки и омелы. Растения и цветы, водоросли и морские обитатели, с их извилистыми формами и линиями, напоминали о жизни, движении, неразрывной связи рождения и смерти.
Растения изображались не только в полном цвету, но и в виде ростков, бутонов и увядающих соцветий, символизируя периоды жизни: юность, зрелость и старость.
Павлины и павлиньи перья, лебеди и ласточки благодаря своим элегантным формам как нельзя лучше вписывались в извилистые чувственные узоры на разноцветных эмалях.
Самой значительной инновацией стало появление в ювелирных изделиях женских образов. В течение веков они встречались разве что на камеях, инталиях и миниатюрах, очевидно, по той простой причине, что ни одной женщине не хотелось украшать себя изображением другой.
Что же касается ар нуво, то женщина, ее профиль и обнаженное чувственное тело стали подлинными его эмблемами, и дамы конца XIX века - эпохи прекрасной дамы (fin de siecle), - озабоченные вопросами положения женщины в обществе, носили такие драгоценности с энтузиазмом.
В ювелирных изделиях стиля ар нуво материалы и мотивы оказались подчинены природе и ее законам. Материалы выбирались так, чтобы подчеркнуть художественную ценность изделия, а не увеличить его стоимость. Рог, опал, эмаль, лунный камень, стеклянная паста, халцедон, хризопраз, агат и жемчуг оттеснили на задний план бриллианты и цветные драгоценные камни.
Излюбленной техникой ювелиров, работавших в стиле ар нуво, была эмаль, для изготовления которой применялись старинные техники и изобретались новые. Оконная эмаль "piqua-a-jour", которую еще в 1568 году упоминал Бенвенуто Челлини, и, возможно, знали в Византии, возродилась к жизни стараниями мастеров ар нуво. Это сложная, но весьма эффектная техника, похожая на перегородчатую эмаль, при которой оборотная сторона изделия оставляется открытой так, что свет, проникая сквозь нее, придает эмали сходство с витражным стеклом.
К концу XIX века многие прославленные парижские ювелирные фирмы отдали предпочтению стилю ар нуво: Веве, Фуке, Гайяр, Готре. Одновременно возникла целая индустрия, которая копировала новые идеи, создавала бледные копии работ знаменитых ювелиров, тем самым разрушая дух ар нуво и приближая конец этого движения, основанного на творчестве, оригинальности и воображении.
С течением времени влияние нового стиля на эту технику росло, и на рынке появлялось все больше круглых подвесок с изображениями женских головок, поднимающихся из воды или цветов, с каплями и лепестками в длинных струящихся волосах, с бриллиантовыми украшениями; эти элегантные изделия времен ар нуво оставались в моде еще и в начале XX века.
По образу и подобию мастерских времен Ренессанса в 1880-х годах создавались гильдии и школы, где художники совместно обучались различным видам искусства. Что касается ювелирного дела, идеальным произведением считалось украшение из недорогих материалов, чьи свойства использовались предельно выигрышно, а не с драгоценными камнями, сияющими благодаря своей огранке и выбивающимися из общей концепции изделия. Золоту предпочитали серебро, ограненным драгоценным камням - полудрагоценные кабошоны. Широко использовались перламутр, эмаль и бирюза. Самыми популярными украшениями были ожерелья, обычно в духе Ренессанса, состоящие из звеньев-петель, зачастую с включениями из полированной гальки или речного жемчуга, одетых в тонкие металлические сетки.
Параллельно с новаторскими стилями развивалось и традиционное ювелирное искусство, иногда в нем проявлялось влияние ар нуво, привносившее в изделия легкость и гибкость, хотя в основном это была переработка старых мотивов.
Натурализм развился до предела, в 1880-х годах создавались самые прекрасные, идеально исполненные "ботанические" украшения: роскошные, усыпанные бриллиантами, они плохо держались даже на плотных корсажах вечерних платьев. Ювелиры, казалось, забыли, что украшения должны быть еще и практичными, а не просто качественными и трехмерными.
В 1890-х годах женские платья служили для того, чтобы подчеркивать, а не скрывать, достоинства своей обладательницы - их шили из тончайших тканей, кружев, тюлей, собранных в прелестные драпировки. В соответствии с этой модой украшения постепенно становились легче и мельче.
В конце 1880-х в моду вошли броши в форме полумесяца, и именно эта форма сохраняла популярность на протяжении 1990-х годов. Носили их на тюлевых и кружевных шарфах, а также в прическах, на специальных креплениях, которые практически всегда продавались вместе с украшением.
В это же время модными стали и звезды, во множестве украсившие женские прически и корсажи. Более изысканные по дизайну и трехмерные, в отличие от их предшественников, появившихся в 1860-х годах, они оставались на пике популярности вплоть до конца ХГХ века.
Насекомые, впервые во лотившиеся в ювелирных изделиях в 1860-х годах, в конце XIX века снова оказались в моде; мушки, пчелки и бабочки в больших количествах украшали вороты и прически вперемешку со звездами и полумесяцами.
Бесцветные сверкающие бриллианты идеально соответствовали стилю 1870-х годов, в 1890-х они снова стали популярны. К этому времени на рынке они были представлены в достаточных количествах, соответственно, при выборе ориентировались на их качество: дамы предпочитали носить один крупный, впечатляющий камень вместо нескольких незначительных.
В центре внимания был сам камень, а не его обрамление: полностью исчезли тяжеловесные оправы, их заменили тонкие открытые ободки и незаметные зубцы, позволявшие свету беспрепятственно проникать внутрь бриллианта.
Тонкие, но прочные нити пришли на смену тяжелым цепям ожерелий. Оправы с грануляцией теперь применялись во всех видах драгоценностей: в упрощенном варианте это были обрамлявшие бриллианты ободки с наружной поверхностью, усыпанной крошечными шариками. Пока бриллианты были редки, гранильщики старались максимально сохранять вес камней. В результате экономной огранки "валиком" камни становились тяжеловесными и не могли в полной мере проявить свои качества, в частности высокую дисперсию. Чтобы позволить свету проникать в камень, отражаться от нижних граней и рассыпаться на все цвета радуги, требовалось изменить огранку. Новая, бриллиантовая, огранка предполагала, что камень будет тоньше, круглой формы и с площадкой размером с острие булавки. При этом утрачивалось около 50% от неограненного алмаза.
Несмотря на то, что в последние десятилетия XIХ века бриллианты использовались широко, мода сосредотачивалась, в основном, на различных самоцветах.
Кашмирские сапфиры появились на рынке в начале 1880-х годов; американские сапфиры из Монтаны, бледные, с металлическим блеском, начали поступать десятью годами позже. Зеленые демантоидные гранаты насыщенного яблочного оттенка, обнаруженные в уральских горах в 1860 году, часто использовались для натуралистических украшений 1880-х и 1890-х годов. Весьма модным в конце XIX века было сочетание опалов и бриллиантов.
В 1880-х годах на рынке появились редкие черные опалы из Квинсленда, которые, вопреки своему названию, демонстрировали богатую гамму насыщенных оттенков. Лунный камень ювелиры использовали как в уникальных авторских украшениях, так и в менее дорогих изделиях: его гранили кабошоном или украшали резьбой, а затем помещали в центр броши или на головку булавки для галстука. Оливины в обрамлении бриллиантов или мелкого жемчуга превращались в подвески и ожерелья с узором из завитков.
В 1890-х годах излюбленной альтернативой дорогостоящим бриллиантам стали жемчужины - целые или половинки: их нежный блеск лучше всего подходил к пастельным оттенкам платьев, модных в последнее десятилетие XIX века. Повальное увлечение жемчугом распространилось по всей Европе; модницы носили сразу несколько жемчужных нитей на шее и в волосах, сочетая их с бриллиантовыми украшениями.
Опал, "кошачий глаз" из хризоберилла, "тигровый глаз" и лабрадорит покрывали резьбой или гранили кабошоном, чтобы подчеркнуть их достоинства. Золотые самородки и речной жемчуг из Шотландии и с берегов Миссисипи привлекали ювелиров своими неповторимыми формами.
В 1880-х годах недорогие повседневные украшения часто изготавливались из серебра. В больших количествах появлялись цепочки и ожерелья, медальоны с гравировкой и броши машинной штамповки с именами, памятными датами и клятвами, например "Mizpah" ("я всегда буду рядом с тобой").
Укреплялась поулярность изделий с обыденной и спортивной тематикой, появившихся в прошлом десятилетии. Практически любые представители животного и растительного царства, предметы, связанные с охотой, верховой ездой, рыбалкой и гольфом, становились мотивами для ювелирных изделий. Анютины глазки и клевер, корзиночки с цветами, собаки и лошади, шпоры и уздечки, подковы, лисы, велосипеды, яхты, щиты, клюшки для гольфа, удочки превращались в броши, головки булавок и запонки, которыми в обязательном порядке должен был обладать модный джентльмен.
Приятные пожелания, даты и имена, выложенные из бриллиантов, принято было носить в память о различных событиях.
Общепринятым мотивом для брошей и колец были сердечки или пары сердечек, увенчанные короной или бантом, полностью состоящие из бриллиантов или из цветных камней в бриллиантовой рамке.
Траурные украшения 1880-х годов были предельно строгими и состояли, в основном, из черного эмалевого поля с крестом или символической незабудкой из половинок жемчужин или бриллиантов. К концу XIX века траурные обычаи смягчились, и женщины в этот период просто ограничивали количество украшений или не носили их вовсе, оставляя разве что одну нить жемчуга или небольшое кольцо с бриллиантом.
Тиары и украшения для волос
Тиары были очень модны в последние два десятилетия XIX века, поэтому многие ожерелья снабжались негнущимися металлическими рамками, чтобы их можно было носить на голове. Это позволяло обладательнице ожерелья превращать его в тиару, если таковая требовалась для торжественного приема. Обычно тиары имели форму градуированного ряда зубцов, трилистников или мотивов в форме лиры. Точно так же бриллиантовые тиары с мотивами цветов, звезд и полумесяцев, изготовленные в 1890-х годах, могли превращаться в броши и украшения для волос, их отдельные элементы носили на корсаже или в прическе в случаях, когда надевать тиару не было необходимости.
Тиары с цветочными мотивами конца XIX века часто разделялись на три или более элемента, которые можно было носить в качестве брошей или украшений для корсажа. Изготавливались также тиары в форме изысканных бриллиантовых завитков или фестонов, часто возвышающихся над кластерами бриллиантов и увенчанных бриллиантами в форме груши или каплевидными жемчужинами.
Тиары строгого дизайна имели форму гирлянд или венков из лавровых листьев.
В 1890-х годах Европу охватила мода на тиары в духе русской императорской короны. По дизайну они походили на кокошник и состояли из градуированного ряда поставленных вертикально ланцетовидных мотивов листьев.
Булавки и броши в 1880-х и 1890-х годах перекочевали в прически; обычно ими закалывали волосы надо лбом или над шиньоном, с их помощью закрепляли плюмажи и розетки из тюля и кисеи. Вечерние прически в изобилии украшали бриллиантовыми бабочками, жуками, звездами, полумесяцами, трилистниками, ласточками, парами сердечек, подковами и бантами.
Тиары и украшения для волос в стиле ар нуво изготавливались, как правило, из необычных материалов, например рога и эмали, а их формы были продиктованы фантазийным подходом к природе, характерным для этого стиля.
Парюры
Поскольку полные комплекты украшений, включающие ожерелье, броши, браслеты и серьги, вышли из моды, производство парюр фактически остановилось. Женщины предпочитали комбинировать броши и подвески, ожерелья и браслеты в соответствии со своими вкусами и модой в одежде.
По-прежнему носились полупарюры, впервые появились крупные броши или украшения для корсажа с природными мотивами, разбирающиеся на небольшие элементы, которые можно было носить по отдельности как броши или украшения для волос.
Серьги
Серьги в 1880-х и 1890-х годах были, в основном, небольшими. Для дневного ношения в 1890-х предназначались серьги из одной жемчужины в окружении мелких бриллиантов. Для вечерних выходов модницы предпочитали бриллиантовые серьги-гвоздики различных размеров. В 1890-х годах в моду вернулись серьги с подвесками из жемчуга или бриллиантов, которые при движении улавливали свет и отражали его. Очень популярны были серьги в форме каскада колоколоподобных цветочных мотивов, градуированных по размеру и прикрепленных последовательно, которые подрагивали и играли при каждом движении головы.
Новинкой стало появившееся в начале 1890-х годов крепление-зажим, позволявшее женщинам носить серьги, не прокалывая уши.
Ожерелья
Среди самых распространенных видов ожерелий 1880-х и 1890-х годов было откидное ожерелье в виде градуированного ряда камней в оправах-ободках или из трилистников, соединенных тонкой проволокой. В зависимости от того, было оно изысканным или простым по дизайну, его украшали бриллианты, топазы или оливины, а также жемчужины, целые или половинки.
Типично для этого времени и ожерелье из цветочных мотивов, соединенных фестонами или растительными узорами, с бриллиантами и половинками жемчужин.
В 1890-х годах предпочтение отдавалось нежным и легким золотым ожерельям с завитками плавной формы, характерной для ар нуво, украшенным оливинами, аметистами, турмалинами и мелкими бриллиантами.
В моде были и ривьеры, особенно из бриллиантов новой огранки в открытых оправах.
Большинство ожерелий можно было носить и как тиары. Для этого переднюю часть бриллиантового ожерелья закрепляли на неподвижной основе, которая продавалась в комплекте с украшением в специальном футляре.
Ожерелье в форме "ошейника" было, пожалуй, самым характерным в этот период. Вечерние ожерелья такой формы могли состоять из одиннадцати-двенадцати рядов мелкого жемчуга с центральным элементом из золота с бриллиантами или из эмали с самоцветами в стиле ар нуво. Одновременно с ожерельем в форме "ошейника" дамы носили и другие ожерелья, обычно жемчужные нити разной длины и бриллиантовые ривьеры.
Моду на "ошейники" и жемчужные нити ввела Александра, принцесса Уэльская, часто надевавшая "ошейник" из жемчуга и несколько жемчужных нитей с декольтированным платьем. Для дневного ношения предназначались "ошейники" из нежных кружев или бархата с центральным элементом из ажурных бриллиантовых узоров или с зажимами, украшенными растительными мотивами. Еще одним нововведением 1890-х годов стали длинные цепочки-"сотуары" из золота с жемчугом, бриллиантами или другими драгоценными камнями, часто с кисточкой на конце. Принцесса Александра обожала носить длинные жемчужные сотуары вокруг талии или приколотые к корсажу при помощи броши. Сотуары и "ошейники" оставались модными и в первые годы XX века.
В последние два десятилетия XIX века часто носили бусы из кораллов, бирюзы и золотых шариков, а также ожерелья из некрупных звеньев из золота с самоцветами или эмалью. В начале 1880-х бусы из янтаря были практически единственным украшением, которое соглашались надевать последовательницы эстетического движения.
Броши
Броши конца XIX века были меньше по размеру и тоньше по дизайну, чем в предшествующие десятилетия, их носили помногу одновременно, на вороте или на кружевных и тюлевых шарфах, которыми оборачивали шею. По стилю и форме они могли не совпадать, главное, чтобы количество было достаточным. Более изысканные с художественной точки зрения, чем ранее, броши-звезды состояли теперь из шести, восьми, двенадцати или даже шестнадцати лучей, между которыми могли быть закреплены на проволоке отдельные камни. Самыми популярными были бриллиантовые звезды, однако успешно продавались и менее дорогостоящие изделия с жемчугом, опалами и лунным камнем. Броши-полумесяцы могли состоять из одного, двух или трех рядов камней, градуированных по размеру от центра, обычно из бриллиантов в сочетании с рубинами или сапфирами.
Пользовались успехом и полумесяцы из опалов, жемчужин и лунного камня. Встречались и броши-полумесяцы, украшенные небольшой птичкой, трилистником или пчелкой (их дарили как напоминание о медовом месяце). Некоторые полумесяцы компактного дизайна в центре мог украшать мотив звезды.
Модными считались броши-солнца, полностью усыпанные бриллиантами, и броши с анютиными глазками, лепестки которых могли быть из самоцветов или из бархата в обрамлении мелких бриллиантов.
Огромной популярностью в 1890-х годах пользовались броши в форме бабочек, стрекоз, пауков, пчел и мух с бриллиантами и цветными драгоценными камнями. Ласточки с эмалью и бриллиантами, бриллиантовые скрипки, кадуцеи, якоря и стрелы, лягушки и ящерицы с бриллиантами, опалами и демантоидными гранатами - вот краткий список прочих модных мотивов для брошей.
Насекомые как нельзя лучше подходили для чудесных брошей в стиле ар нуво: с крылышками из оконной эмали и бриллиантовыми тельцами.
Броши-перекладины впервые появились в 1890-х годах и сразу снискали громкий успех. Состояли они из горизонтальной золотой перекладины с декоративным мотивом по центру и зачастую с двумя небольшими камнями по краям. В самом простом варианте такая брошь украшалась всего лишь одним бриллиантом, однако ее форма позволяла ювелирам не сдерживать фантазию и воображение, поэтому на перекладинах стали появляться полумесяцы и звезды, листья и цветы, фазаны и петухи, ласточки и мухи, трилистники и клевер.
Броши с обыденными сюжетами могли изображать кроликов, грызущих морковку или репу, цыплят, появляющихся из бриллиантовых или эмалевых "скорлупок", летучих мышей, расправляющих крылья, котят, играющих с клубком; встречались также и броши в виде лир, крылатых херувимов, собак, зайцев, сов или с изображениями "лунных человечков", вырезанных на лунном камне.
Спортивные броши по дизайну мало отличались от тех, что впервые появились в 1860-х годах: подковы, клюшки для гольфа, удочки, горны, жокейские шапочки - правда, к концу XIX века ассортимент спортивных украшений расширился и теперь включал в себя мотивы, заимствованные из самых разных спортивных игр, и фигурки собак, реалистично выполненные из полихромной эмали с бриллиантами. Идеальным мотивом оставалась подкова, вызывавшая симпатию и у дам, не особенно увлекавшихся спортом, благодаря своей простой и узнаваемой форме. В 1890-х годах подковы на брошах состояли, как правило, из двух рядов бриллиантов. причем в одном ряду камни были крупнее, либо из одного ряда бриллиантов и одного - рубинов или сапфиров. Изумруды использовались крайне редко. По-прежнему модными были броши с мотивами перьев.
Создавались и более традиционные украшения для корсажа в духе ХУШ века: жирандоли и картуши. усыпанные бриллиантами, с ними было принято прикалывать еще и брошь на плечо, в форме перевитых лент или бантов.
Постепенно в дизайне брошей появлялись мотивы розеток и сердечек. Дамы, не гнавшиеся за модой, продолжали носить бриллиантовые броши-ветви "с дрожью".
Благодаря своему многоцелевому предназначению броши часто становились предметом вдохновения для ювелиров, работавших в стиле ар нуво, воплощавших свои смелые идеи в натуралистическом духе.
Подвески
Многие из вышеупомянутых брошей были также снабжены петлей, позволявшей носить их как подвески, однако самыми популярными в конце XIX века были подвески в форме креста и сердечка. Латинские кресты изготавливались не только с бриллиантами, но и с жемчугом, полудрагоценными камнями и т.д.
Подвески и медальоны в форме сердечка, которые часто носили на ленточке, обычно полностью покрывали бриллиантами или половинками жемчужин и бриллиантами. Весьма модными были сердечки из зеленой, синей или красной эмали с узором из пересекающихся линий, с небольшим мотивом из жемчужин или бриллиантов по центру и такой же рамкой.
В подвесках воплощали свои идеи ювелиры - приверженцы стиля ар нуво и последователи движения "Искусств и ремесел"; они создавали удивительные изделия с самоцветами и эмалью практически любых форм, которые только можно найти в растительном и животном мире.
Извилистые линии, характерные для ар нуво, встречаются и в менее новаторских подвесках в форме завитков с половинками жемчужин, оливинами, аметистами и бирюзой.
Золотые медальоны были так же популярны, как и в предыдущее десятилетие, однако они стали меньше и округлее, а в центре были обычно украшены монограммой или небольшим декоративным мотивом.
В конце XIX века стало модным носить длинные цепочки с эмалью, прикрепляя к ним часы-подвески с такой же эмалью и, зачастую, самоцветами либо лорнет.
Браслеты
Браслеты по-прежнему носили по нескольку штук, иногда по четыре на каждой руке. Модными оставались "запястья", широкие и узкие. Широкие золотые "запястья", украшенные жемчугом, бриллиантами и самоцветами, изготавливались в таких же больших количествах, как и в предыдущем десятилетии, и были в моде на протяжении 1880-х годов.
В 1890-х дамы предпочитали более узкие "запястья" с бриллиантами, сапфирами, изумрудами, жемчугом или опалами, или тонкие золотые окружности с кластером - цветком из драгоценных камней либо мотивом формы "маркиза" по центру. Типичными для 1890-х годов были браслеты, состоящие из нескольких окружностей, с оборотной стороной из двух или трех тонких золотых полос, лицевая сторона украшалась кластером-цветком из драгоценных камней, который можно было отстегнуть и носить как брошь, либо мотивом подковы или сердечка.
Еще одной новинкой 1890-х годов стали браслеты в виде золотой полосы с пересекающимися концами, украшенные цветочным или другим декоративным мотивом. Откидные браслеты со свободными концами, обхватывавшие руку, обычно изготавливались из переплетенного или гофрированного золота, а на концах украшались бусинами из золота или драгоценных камней.
В конце XIX века в моду вошли браслеты-цепочки из 18-каратного либо 9-каратно-го золота, причем последние мог себе позволить приобрести даже малообеспеченный покупатель; к ним прикреплялись либо подвеска в виде висячего замочка, либо целая коллекция брелоков, монеток и медальонов. Иногда звенья цепочки по центру украшались мелкой бирюзой или опалами. Для дневного ношения предназначались браслеты с узорчатыми звеньями и кластерами из мелких камней.
Модными считались также браслеты со звеньями "канатного" плетения, по центру обычно украшенные мотивом "картуш".
С жемчужными и бархатными "ошейниками" принято было носить браслеты из нескольких рядов жемчуга с бриллиантовой застежкой либо бархатные ленточки с ажурными бриллиантовыми зажимами.
  Кольца
Несмотря на то, что функции кольца не позволяют сильно разнообразить его форму, удерживая ювелиров в рамках традиционного дизайна, к концу XIX века и здесь появились новые мотивы. Самой успешной новацией 1890-х годов было кольцо с пересекающимися концами, украшенное двумя бриллиантами или бриллиантом и жемчужиной, или цветными драгоценными камнями, закрепленными на пересечении. Эти кольца, пережив некоторые изменения в дизайне, изготавливаются и по сей день.
Еще одной новинкой стали кольца из двух, трех, четырех и более частей, состоящие из золотых полос, соединенных на оборотной стороне, а на лицевой стороне украшенных драгоценными камнями или кластерами камней. Сердечки и пары сердечек, увенчанные короной или бантом из самоцветов в бриллиантовой рамке на тонком золотом обруче, также впервые появились в 1890-х годах, хотя зародился подобный дизайн еще в XIX веке.
В конце XIX века популярными стали кольца с солитером; широкие золотые оправы сменились тонкими обручами и незаметными креплениями. Во Франции в моде были массивные золотые кольца со скульптурными мотивами, часто в стиле ар нуво. Ювелиры, работавшие в этом стиле, приспосабливали растительные и цветочные мотивы, а также женские образы к традиционной форме кольца. Кольца с полуокружностями, "маркизами" и кластерами, а также с "цыганскими" креплениями, по-прежнему пользовались спросом, равно как и золотые кольца-змеи с глазами из самоцветов и кольца в форме ремня с пряжкой.
Пряжки и застежки
В конце XIX века в моду вошли широкие пояса; их принято было носить с крупными пряжками в форме листьев и цветов из извилистых линий, характерных для ар нуво, в более строгих и геометрических границах. Застежка, часто из окисленного серебра или покрытая эмалью с полудрагоценными кабошонами, стала излюбленным аксессуаром последовательниц движения "Искусств и ремесел". Модными считались также пояса из серебра с эмалью и самоцветами.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Emilio Rarah (2009-12-04 01:51:10)

0


Вы здесь » RPG: Lost paradise » Достоверные факты о Париже и Европе 19 века » Ювелирное искусство